Избранное

Гнев императора. Дальний путь

- ШРИФТ +
Назад к книге

Глава 1

За идею народа Верити автор выражает благодарность человеку с ником Беспечная Найя
1. Малый совет

С рассеченного лица на треснувший пульт тяжело падали капли густой, почти черной на вид крови, но не долетали, красными шариками расплываясь по кабине — в ней царила невесомость. Умирающий пилот вел полуразбитый челнок из последних сил. Он четко осознавал, что умирает, но одновременно знал, что не имеет на это права, что обязан как угодно дотянуть до орбиты планеты и не попасться тем, кто все отдаст, лишь бы информация, которую он везет, не дошла по назначению.
Пилот покосился на еще подрагивающего в соседнем кресле невысокого темноволосого человека в разорванном скафандре — спутник тоже пока жив, но это ненадолго, с такими ранами не выживают, а до мага, способного сплести Цвет Здоровья, надо еще дотянуть, что почти нереально. Неизвестно, есть ли сейчас хоть один такой маг на крейсере, даже если удастся до него добраться. Он снова посмотрел на захрипевшего соседа. Что известно о нем? Горный мастер с белым шнурком на плече, по его словам, бывший кочевник одного из племен Великой Степи.
Впрочем, Онн-Ккар еще не слишком разбирался в особенностях народов Элиана, поскольку был гардианцем. Вспомнив недавние события, он криво усмехнулся. Кто бы мог подумать, что прилетевшие из неизведанных далей уроженцы распавшейся Гардианской империи, изгнанники, будут приняты, как родные? Элиан стал им второй родиной, и пилот сделает все, чтобы она жила.
От нового приступа боли потемнело в глазах, и Онн-Ккар поспешно бросил в рот еще одну капсулу обезболивающего. Нельзя, конечно, принимать его в таких дозах, доктора всегда об этом предупреждали, но это имеет значение только для тех, кто надеется выжить. Он не надеялся, он хотел только одного — долететь до родного крейсера на такое расстояние, чтобы его услышали и подобрали. А потом можно и умирать.
В этот момент сосед выгнулся на кресле в последней судороге, захрипел и затих. Онн-Ккар с трудом повернул голову, дрожащей рукой утер кровь с губ и хрипло прошептал:
— Светлая память... Демон, я же даже не знаю, как тебя звали, парень... Спи спокойно...
Он протянул дрожащую руку и переключил по очереди два тумблера, сбрасывая форсаж — нельзя подходить к планете на такой скорости. Затем попробовал вызвать «Ддин-Рат II», однако крейсер все еще не отзывался — маломощный передатчик скафандра не дотягивался до него, а большой не работал — преследователи сбили антенну. Очень хотелось надеяться, что челноку удалось скрыться от них, что все окажется не зря.
На память пришло, как все начиналось. Обычный рейс с планеты на станцию на границе системы. Единственное отличие, что Онн-Ккар отправился не в элианский сектор за законным грузом, а в мерванский за контрабандой — санрийские пираты доставили туда что-то малогабаритное, но важное для Элиана, поэтому и отправили всего лишь челнок, а не грузовой корабль. Пилот не боялся попасться, даже если бы это случилось, то пришлось бы всего лишь заплатить штраф — деньги на это ему выделили.
Вот только едва успел Онн-Ккар пристыковаться и открыть люк, как в ангар вывалился человек в обгоревшем, разорванном скафандре. За ним выскочили еще трое с бластерами в руках, но первый выхватил меч, и преследователи, не успев выстрелить, рухнули на пол — что он сделал гардианец не успел увидеть, насколько быстро двигался убийца. Так, насколько ему было известно, умели только элианские горные мастера.
— С Элиана? — прохрипел незнакомец с мечом, метнувшись к Онн-Ккару.
— Да-а-а... — отшатнулся тот.
— Уходим домой! Сейчас!
— Н-но... У меня груз...
— Плевать на груз... — незнакомец достал какой-то медальон и показал пилоту.
Онн-Ккар знал такие медальоны — по строжайшему приказу адмирала Ттин-Штара их обладателям надлежало оказывать любую требуемую помощь. Что-то связанное со спецслужбами. Поэтому он со вздохом помог элианцу взобраться по трапу в челнок, покосившись на следы попаданий бластера на скафандре, и запросил у диспетчера разрешение на срочный старт, однако не получил его — наоборот, ему было строго предписано оставаться на месте до прибытия службы безопасности.
— Стартуй! — приказал упавший на кресло горный мастер, никем иным он быть не мог.
— Но...
— Никаких «но»! У меня на руках информация, от которой зависит само существование империи. Понял?.. Если перехватят, нам всем худо придется. Давай, прорывайся любой ценой...
Онн-Ккару стало страшно, до жути страшно, но что такое долг и честь он знал, поскольку все же являлся не гражданским, а военным пилотом. Поэтому без промедления пробежался пальцами по пульту, проводя предстартовую подготовку, а затем стартовал, направленным взрывом отстрелив захваты — таким способом пользовались только в аварийной ситуации. Но сейчас она и была, если разобраться. Едва отойдя от причальной мачты, он тут же дал форсаж, стремясь максимально быстро набрать скорость.
К сожалению, не успел — с пристыкованного неподалеку фрегата без знаков принадлежности какой-либо стране по челноку открыли огонь из мезонных орудий. Первое же попадание сбило антенну, а значит передатчик стал бесполезен, даже с элианским сектором станции теперь не связаться. Поначалу Онн-Ккар собирался отправиться именно туда — ведь там есть эльдары, способные мгновенно переправить горного мастера домой через телепорт. Вот только не вышло — перехватили по дороге. И опять два корабля без опознавательных знаков.
— Что делать?! — повернулся к тяжело дышащему горному мастеру пилот. — В наш сектор не пробиться...
— На планету иди... Гипердвигатель есть?
— Да. Только для прыжка разгон нужен.
— Так разгоняйся, дорхот тебя дери...
Онн-Ккар не стал медлить, развернул челнок прочь от станции в сторону центрального светила системы, одновременно отдав навигационному компьютеру приказ вычислить текущие координаты Элиана. Включив двигатели на форсаж, он с тревогой уставился на растущую зеленую линию показателей скорости, надеясь, что успеет прыгнуть в гипер. А преследователи, к которым присоединились еще два корабля, между тем нагоняли, на весь эфир транслируя требование немедленно сдаться.
Скорость постепенно нарастала, но до прыжка оставалось еще около минуты, когда до преследователей дошло, что сдаваться никто не собирается, и они снова начали стрелять. Челнок сотрясло несколько попаданий, однако защитное поле выдержало — по счастью старая машина была военной, построенной с тройной степенью надежности. Гражданский челнок давно бы приказал долго жить. Только в этот момент до Онн-Ккара дошло, как же им повезло — ведь челноки восьми стран гипердвигателей не имели, здесь считали, что для столь малых кораблей это невозможно в принципе. Поэтому преследователи и не палили из всех калибров, пребывая в уверенности, что никуда беглец от них не денется.
В последний момент до капитанов фрегатов что-то дошло, и буквально за несколько секунд до перехода в гиперпространство на челнок обрушился шквальный огонь. Несчастный кораблик сотрясло еще несколько взрывов, Онн-Ккара сорвало с кресла, порвав ремни, и ударило об переборку, отчего он потерял сознание. Но ничего изменить уже было нельзя — челнок на мгновение сделался прозрачным, свернулся в точку и исчез — именно так со стороны выглядел уход в гипер.
Очнулся Онн-Ккар от боли, плавая в невесомости. Челнок вышел в обычное пространство самостоятельно, видимо, гипердвигатель все же был поврежден. Он опустил глаза и увидел, что его грудь проткнута тонким осколком переборки. Как только кровью не истек? Но раз жив, то сдаваться рано, офицер он, в конце концов, или нет? Гардианец со стонами боли добрался до кресла и кое-как привязался остатками лопнувших ремней. Он поблагодарил Всевышнего за то, что на челноке царила невесомость, иначе сразу бы загнулся от болевого шока. Нащупал непослушными пальцами аптечку в нише рядом с пультом и проглотил капсулу с обезболивающим. Потом покосился на соседа, которому во время взрыва тоже хорошенько досталось, настолько, что с первого взгляда становилось ясно — не жилец. Однако горный мастер был в сознании. Он повернул голову и едва слышно просипел:
— Уш-шли?..
— Кажется, да, — ответил гардианец, пытаясь определиться, где они. — Кто ты?
— Горный мастер, степняк из племени Черных Бизонов... Где мы?..
— Еще не знаю.
Наконец Онн-Ккару удалось оживить навигационный компьютер, и он понял, что находится всего в двух часах полета от Элиана. Вот только работают ли двигатели? Как выяснилось, работали, хоть и с перебоями. Пилот снова про себя поблагодарил создававших эту машину инженеров — хорошо сделали, демон побери, молодцы.
Обезболивающее помогло ненадолго, вскоре снова пришлось принимать капсулу, чтобы оставаться в сознании — компьютер пилотировать челнок без помощи человека был не в состоянии, видимо, во время взрыва оказался поврежден автопилот. Но хоть координаты определял — и то хлеб. Онн-Ккару становилось все хуже и хуже, он начал понимать, что, скорее всего, не дотянет. Да и вид соседа внушал тревогу — он потерял сознание и тяжело, с присвистом дышал, иногда содрогаясь всем телом.
Онн-Ккар опомнился от воспоминаний и посмотрел на мертвого горного мастера. Затем горько улыбнулся — не дождется его Кера, худенькая большеглазая вдова из Яриндара, с которой пилот начал встречаться в последнее время и уже надеялся, что нашел ту, с кем вместе встретит старость. Пусть его девочка полюбит кого-то другого. И будет счастлива. Онн-Ккар сплюнул кровь и прошептал, забыв о постоянно включенном передатчике скафандра:
— Прощай, родная... Люблю тебя...
— Кто здесь?! — ворвался в сознание чей-то резкий голос. — Кто вы? Почему на военной волне?
— Вы меня слышите?! — обрадовался он. — Это гардианская волна!
— Да, гардианская, я капитан Ллин-Ггор, истребительная авиация, приписан к крейсеру «Ддин-Рат II».
— Майор Онн-Ккар, пилот челнока, приписан к тому же крейсеру, личный номер TR-836549. Прошу помощи. Везу крайне важную для командования информацию, ранен, челнок на последнем издыхании, меня преследуют.
— Почему не сообщили раньше? — голос капитана стал жестким.
— Антенна... Прошу вас сообщить на крейсер. Извините, трудно говорить. И...
— Что?
— До помощи не дотяну. Прошу рассказать о моей гибели Кере Навьехи из Яриндара, пусть не ждет...
— Расскажу, слово даю, — после недолгого молчания отозвался Ллин-Ггор.
Около трех минут ничего не происходило, а затем капитан сказал, что крейсер в сопровождении истребителей идет сюда и вот-вот будет. Но тот не успел — из гиперпространства выскользнули четыре фрегата без опознавательных знаков и без промедления ринулись на полуразрушенный челнок. Одинокому истребителю капитана Ллин-Гора пришлось принимать неравный бой. Он принял этот бой и дрался так, что песни можно было слагать.
Слабеющий с каждым мгновением Онн-Ккар наблюдал за сражением и очень сожалел, что ничем не может помочь капитану. Он надеялся, что все это будет не зря, и крейсер подоспеет вовремя. И Создатель оказался милостив к до конца выполнившему свой долг человеку. Последнее, что видел в свой жизни майор Онн-Ккар, был «Ддин-Рат II», выходящий из гиперпространства.
Он без промедления открыл огонь по фрегатам, два из которых в одно мгновение превратились в пар, столь велика была мощь орудий старого крейсера. Оставшиеся тут же развернулись и попытались скрыться, но их быстро нагнали истребители, горящие жаждой мести — один из последних залпов врага уничтожил истребитель Ллин-Гора. И пощады им не было, вскоре только расплывающееся в пространстве облако обломков напоминало о том, что здесь что-то произошло.
Как ни странно, капитан выжил — он вовремя успел катапультироваться, и его, естественно, быстро подобрали. А затем крейсер силовым лучом втянул в трюм искореженный челнок. Его вскрыли, нашли залитый кровью информацинный кристалл у мертвого горного мастера в кармане и тут же отправили его на Элиан телепортом. А затем тела погибших доставили в центральный парадный зал «Ддин-Рата II», где обычно проводили торжественные построения, и офицеры крейсера отдали честь двум людям, пошедшим до конца и выполнившим долг ценой жизни. Элианцу и гардианцу.

*  *  *

На стенном экране быстро сменяли друг друга строки убористого текста. На некоторых старый, похожий на нахохлившегося ястреба человек останавливался, перечитывал и о чем-то размышлял, некоторые только просматривал. Не сразу дались ему эти чужачьи придумки, однако затем глава тайной стражи оценил удобство быстрого поиска информации при помощи компьютеров. Он отхлебнул глоток ларта из своей ставшей уже легендарной закопченной деревянной кружки, которой так и не изменил, и вывел на экран очередную страницу.
Дорого дались эти данные, очень дорого, они стоили жизни нескольким хорошим людям, которых старик предпочел бы видеть живыми. Но благодаря жертве трех горных мастеров, двух бойцов Черного Клана и пилота-гардианца стало известно многое из того, что элианцы не знали раньше.
До получения этих данных казалось, что все идет своим чередом. Мерванцы интригуют, пытаясь не допустить визита императора в Торлайд. Не нравится им сближение двух монархий, сильно не нравится, понимают, что ничего хорошего им это не сулит. Да только все равно ничего сделать не смогут, его величество не на корабле отправляется, а телепортом. Предварительные договоренности с кесариней достигнуты, она ожидает Сантиара I. К тому же времени прибудет  и ансалонский император Хонлиан. Вот с ним придется держать ухо востро — продувная бестия, очень себе на уме, никогда выгоды не упускал. По крайней мере, если судить по тому, что удалось выяснить.
Фангойцы ведут себя странно, ничего как будто не предпринимают и не собираются, но Ланиг в такое не верил — не та порода. Что-то замышляют, понятно, вынужденно притихнув после нападения на Санти. Им ведь пришлось принести Элианской Империи официальные извинения, что вряд ли понравилось гордым конфедератам. Впрочем, все это казалось неважным по сравнению с общей ситуацией.
Но все это оказалось лишь шелухой, на самом деле происходило множество куда более важных событий. Спасибо добывшим информацию ценой жизни! Если бы не они, то все предстоящее свалилось бы на Элиан неожиданно.
Чем дальше Ланиг ар Вортон вдумывался в полученный от лорда Дая аналитический прогноз, сделанный на основе доставленной информации, тем крепче сжимались его челюсти, он даже не заметил, как скрипнул зубами. И оспорить ничего не получается — все логично, прогноз составлен безукоризненно, выводы просто убийственны. Как ни жаль признавать, но дядя Энета действительно на голову выше всех аналитиков, которых знал глава тайной стражи. Он, похоже, прав, в ближайшее время Элиан может вообще перестать существовать, как государство, если не принять срочных мер. Но какие именно меры нужны? Этого-то Ланиг как раз и не знал. Единственное, что он мог сделать — это созвать малый совет, и как можно быстрее.
Приняв решение, он взял со стола амулет связи и вызвал Сантиара, которого, несмотря ни на что, считал наиболее легитимным правителем, поскольку именно его избрал преемником Маран. Впрочем, остальные четверо императоров тоже безусловно принимали лидерство скомороха, особенно в свете последних событий.

*  *  *

Синий зал элиандарского императорского дворца вряд ли можно было назвать именно залом — скорее большим кабинетом, посреди которого стоял овальный стол, окруженный удобными мягкими креслами. Стены были драпированы синим бархатом с серебряным шитьем. Располагался этот зал почти на вершине одной из башен — чисто по причинам безопасности, поскольку именно здесь еще при прежнем императоре обычно собирался малый имперский совет. Доступ сюда был только через особого рода портал по личному приглашению его величества. Сумевший пробраться злоумышленник, пусть даже маг, мгновенно оказывался в одной из специальных, изолированных от магии камер подземелья, где впоследствии имел неприятный разговор с Ланигом ар Вортоном и палачами тайной стражи.
На сей раз совет созвали в довольно необычном составе. Пригласили даже первосвященника, отца Теларина, впрочем, на фоне аладара Черного клана он смотрелся вполне невинно. Также присутствовали все императоры, глава тайной стражи, мастер-наставник Кертал, канцлер, королева Нартагаля и команда «интриганов» в составе высокого лорда Дая ар Инвата, его брата, деора Наглеата Родэ кё Сите, Хранящего Свет Эльварана Фартаэля Эллевалериэ с советниками и примкнувшего к этой сомнительной компании гардианского лерда Ххин-Лонга. Помимо того прибыл адмирал Ттин-Штар, как командующий космическим флотом Элиана, и новый ректор Академии Синар ар Новейн. Последний, правда, не совсем понимал зачем он здесь, но предпочитал помалкивать. Раз позвали, значит так нужно. Плюс прибыли несколько орочьих старейшин.
Когда все расселись, Санти, единственный облаченный в плащ императора, остальные четверо пришли под личиной эльдаров, встал. Тихо переговаривавшиеся люди, эльфы и орки тут же смолкли.
— Добрый день, господа! — поздоровался его величество. — Я собрал вас, чтобы сообщить нерадостное известие — к нам в гости пришел дорхот с предложением накрыть империю подхвостьем габта. Подробности сего знаменательного события осветит высокий лорд ар Инват.
С этими словами он кивнул в сторону дяди Энета и снова сел. Не понявшие шутки собравшиеся растерянно переглянулись, подумав, что император, наверное, переутомился. Кроме, естественно, захихикавшего под туманной маской Тинувиэля и хрюкнувшего за ней же Храта. Лек и Энет тихонько фыркнули — скоморох в своем репертуаре. Как был шутом, так им и остался, невзирая на императорскую корону.
Лорд Дай прочистил горло и встал. Несколько мгновений помолчал, пошелестел разложенными на столе перед ним бумагами и негромко заговорил:
— Его величество, хоть и обрисовал ситуацию несколько странным образом, совершенно прав. Нашей разведкой была добыта важная информация, на основе которой сделаны некоторые очень неприятные для нас выводы. Если мы не примем срочных мер, то в течение максимум двух лет Элиан, как государство, прекратит свое существование. Скажу сразу — какие именно меры нужно принять я не имею ни малейшего понятия. Наша группа и так делает все возможное, что отсрочить начало большой войны. Но дело даже не в ней — нас вполне способны задавить не военными способами, а просто растворить элианский народ в своей среде. Их — сотни миллиардов, а нас меньше полумиллиарда.
— Не могли бы вы подробнее обрисовать происходящее? — попросил сразу насторожившийся ректор Академии, никак не ждавший от сегодняшнего заседания подобных откровений.
— Извольте, — бросил на него быстрый взгляд высокий лорд. — Первое и самое главное — мы не были готовы к контакту с настолько опережающими нас технологически цивилизациями, причем опережающими на многие сотни, если не тысячи лет. При всем желании мы не сумеем за короткое время нагнать это отставание, даже если случится чудо, мы просто не сможем решить демографическую проблему, — осознав, что эти слова не все поняли, лорд Дай пояснил проще: — У нас просто напросто не хватит людей, даже если каждый станет работать без сна и отдыха вообще. И это при том, что освоить чужие технологии на данный момент способен один из десяти. Да и поднять промышленность до уровня даже самой слаборазвитой из окружающих нас стран — дело, как минимум, нескольких десятилетий, которых нам никто не даст. Да, магия дает некоторые преимущества, но одновременно является ловушкой — правительства всех восьми, точнее семи, государств ею крайне заинтересовались. Вот только никакая магия не способна остановить боевой флот — расстояния не позволят.
— Полностью согласен, — поддержал докладчика адмирал Ттин-Штар. — Тем более, что мы не знаем каковы реальные силы каждой державы. Могу сразу сказать, что наш крейсер слишком старый, невзирая на технологическое преимущество над кораблями противников, но он всего один, а отданная аллиорноинцами рухлядь никуда не годится, я даже не знаю стоит ли возиться с ремонтом этих убогих лоханок. Но этого мало — в случае серьезного столкновения крупных флотов рядом с планетой она вполне может оказаться уничтоженной. О возможной кварковой бомбардировке я даже не говорю — это смертный приговор для всех нас.
— Армия, получается, бессильна? — закусил губу маршал ар Форден.
— А каким образом она станет атаковать космические корабли? — приподнял бровь гардианец. — Нет, если горные мастера, тем более вооруженные энергетическим или стрелковым оружием, окажутся внутри, то шанс на победу у них будет неплохой, но как они окажутся там?
— Телепортация, — уронил ректор.
— Да, несколько раз это сработает, — согласился адмирал. — Но только несколько. Будь я на месте командующего атакованного таким образом флота, я бы принял меры — установил во всех помещениях кораблей автоматические оружейные системы и снабдил экипаж маячками, транслирующими сигнал «свой». Основной программой систем установил бы уничтожение всего движущегося, не имеющего данного маячка. И все...
— Мда... — пожевал губами Кертал. — Прибережем этот сюрприз на крайний случай.
— Не уверен, что сработает даже в крайнем случае, — вздохнул Ттин-Штар. — Флотами противников командуют далеко не глупые люди, и они в курсе, что элианцы владеют телепортацией. Думаю, все заинтересованные лица уже сделали свои выводы и приняли меры.
— Копыто дорхота! — выругался один из эльдаров, хотя на самом деле это был Храт. — И что же делать?..
— Вот мы и собрались, чтобы решить, что делать, — бросил на него недовольный взгляд Ланиг, понявший по голосу, кто перед ним.
— Что с вражеской агентурой? — поинтересовался император.
Глава тайной стражи усмехнулся, на память пришло несколько забавных и не только случаев. Попытки проникновения на Элиан пока не увенчались успехом, а всех, кто сумел проникнуть, вела тайная стража, подсовывая нужную ей дезинформацию. Поэтому ни в одном из восьми государств еще не имели ни малейшего понятия, как на самом деле обстоят дела в империи.
— Пока все нормально, нам удалось нейтрализовать всех, — коротко уронил старик.
— А может вы думаете, что всех? — с невинным видом поинтересовалась Шен.
— У вас есть другие сведения? — приподнял бровь Ланиг.
— Имеются, — кивнула королева Нартагаля.
— Подробности, пожалуйста.
Шен вздохнула, вспоминая, затем начала рассказ. Это случилось десять дней назад. Жители деревни Нисвайн, расположенной верстах в ста от Лабортона, заметили странную вспышку над лесом. А на следующее утро деревню посетил говорящий со столичным произношением симпатичный молодой человек, буквально сорящий деньгами. Вот только люди заметили, что он совершенно не ориентируется в местных реалиях, не знает элементарных вещей. Молодой человек как-то очень быстро сошелся с разорившимся после запрета рабства работорговцем, и на следующий день они оба исчезли. К счастью, староста деревни был человеком подозрительным и сообщил о случившемся в Палату Смотрящих, которая после подписания Нартагалем коронного договора с Элианом исполняла роль службы безопасности.
Но это было только начало истории. Посланные лабортонским отделением Палаты инары обнаружили в лесу малый корабль, но проникнуть внутрь не удалось даже при помощи мага — корабль просто взорвался, все находившиеся рядом погибли. После этого Палата взялась за дело всерьез, и вскоре обнаружила труп работорговца в городской канализации Лабортона. След шпиона оказался утерян.
— Почему мне не сообщили сразу?.. — разъяренно прошипел Ланиг, от его ледяного тона в зале, казалось, стало холоднее.
— Мы думали справиться своими силами, — столь же холодно ответила королева, не слишком любившая главу тайной стражи. — Впрочем, мне тоже доложили уже постфактум.
— Я поговорю с главой Палаты, — пообещал старик, и все собравшиеся дружно посочувствовали этому бедняге.
— Значит, по крайней мере один шпион у нас здесь где-то бродит, и неизвестно, что он еще натворит, — мрачно констатировал Сантиар. — Хотя бы чей это шпион узнали?
— Как?.. — пожала плечами Шен. — От корабля ничего не осталось, вещей он не оставил, самого пока не поймали.
— А магию использовать не пробовали? — язвительно поинтересовался ректор. — Нашими исследователями недавно было разработано поисковое заклинание на грани некромантии и магии Жизни. Если труп работорговца еще не кремировали, то можно попытаться взять след убийцы.
— Кремировали... — скривилась королева. — У нас опознанные трупы сжигают сразу, опасаются эпидемий.
— Вот дорхотово семя! — выругался Кертал. — И где теперь эту сволочь искать? Не уверен, что он все еще в Нартагале, я бы на его месте давно в Элиан перебрался.
— Ага, под крылышко к Ланигу... — хихикнул Тинувиэль. — Ну не идиот же он!
— Откуда ему знать? — хмыкнул упомянутый. — Но если он здесь, то обязательно проколется, а там уж мои ребятки не оплошают.
— Учитывайте, что это скорее всего профессионал высочайшего уровня, — заговорил лерд Ххин-Лонг. — Вы забываете, что разведкам восьми стран тысячи лет, и они постоянно работают друг против друга — опыт у них огромный. Так что не уверен, уважаемый мастер Ланиг, что вам не подсовывают под видом засылаемых агентов отвлекающий фактор. А истинные агенты остаются вне вашего внимания.
— Вполне возможно, — вздохнул тот. — Но вы не учитываете одного нюанса. Крейсер на орбите отслеживает приближающиеся к планете корабли. Ну, а на месте посадки уже поджидают мои люди, обычно, в сопровождении эльдара, и арестовывают незваного гостя.
— Я не уверен, что изношенная аппаратура нашего крейсера способна отследить все корабли, особенно обладающие маскировочными средствами корабли спецслужб, — развел руками Ттин-Штар. — Простите, но мы делаем все, что в наших силах.
— Значит, можно принять за факт, что по Элиану бродит неизвестно сколько лазутчиков, — недовольно проворчал император. — Весело... А у нас есть агентура хотя бы на станции?
И повернул туманную маску к лорду Даю.
— Есть, — кивнул тот. — Но только не из элианцев. Это покупные агенты, а потому полного доверия им быть не может.
— Почему не из наших? — подался вперед Ланиг.
— А кто из элианцев знает реалии жизни в техногенном обществе? — вопросом на вопрос ответил высокий лорд. — Они засыпятся за несколько минут. И с этим пока ничего не поделаешь. Одни эти компьютеры чего стоят! А документы? Нет, засылать своих резидентов мы пока не в состоянии. Не собираюсь бессмысленно терять верных людей. Хорошо уже то, что за прошедшие месяцы нам с деором и лэрдом, — он по очереди кивнул в сторону каждого, — удалось хоть что-то сделать. По крайней мере, я вышел на контрабандистов и пиратов, у которых можно покупать оружие и корабли. Но много того и другого мы просто не в состоянии оплатить, поскольку не имеем ни редкоземельных металлов, которые очень ценятся во внешнем мире, а их, в основном, добывают на астероидах. Золото там технический, никому не нужный металл. А их виртуальных денег у нас нет вообще.
— Виртуальных? — удивленно вытянулось лицо канцлера. — Это как?
— Ну... — немного замялся Дай. — Я и сам до сих не очень хорошо понимаю эту концепцию, но в восьми государствах деньги — это просто записи в специальных банковских компьютерах. Хотя эти деньги тоже изредка воруют, но как лучше не спрашивайте — не понимаю.
— Да уж... — покачал головой Ратехи-младший. — Какой только чуши люди ни выдумают... Но прошу учесть, что с нами, особенно за переводные и лечащие амулеты, расплачиваются качественными товарами, и очень щедро. Что меня, в свете вышесказанного, настораживает. Я не понимаю, почему они соглашаются на любые выдвигаемые нашей стороной условия — купцы не работают себе в убыток. Разве что когда хотят выйти на новый рынок и подмять его под себя. Хорошо хоть, что мы вполне способны обеспечивать себя сами, и их товары на данный момент — всего лишь нечто редкое, используемое, в основном, государством или очень богатыми людьми. Хотя эта тенденция начала меняться — на подходе большая партия тканей и дешевой одежды.
— Как быстро могут привыкнуть к чужим товарам простые люди? — насторожился Энет. — И как быстро эти товары станут им жизненно необходимыми?
— Полтора-два года, — побледнел канцлер, сразу все поняв. — Их одежда уже пользуется гигантским спросом, тем более, что ни один, даже самый искусный портной не способен пошить ничего подобного. Тем более, что ткань чрезвычайно прочная и ноская.
— Это только одна сторона дела, — мелодичный голос Хранящего Свет заставил всех присутствующих повернуть головы к нему.
— Что у нас еще плохого? — хмуро спросил Сантиар.
— Культурное проникновение, которое я бы назвал даже агрессией, — задумчиво ответил эльф. — Пока оно только начинается: через людей, служащих на станции, в наш мир попадают чужие книги, музыка и фильмы.
— Что такое фильмы? — поинтересовался Лек.
— Записанные с помощью компьютеров театральные постановки, — пояснил Хранящий Свет. — Так вот, мало того, что они чаще всего бездарны, так еще и несут совершенно чуждые нашей цивилизации моральные ценности. Хотя сами по себе красочны, как мишура. Я представил себе человека, выросшего на таком, с позволения сказать, искусстве, и мне стало страшно. Это будет думающий только о себе эгоист без чести и совести. Прошу запретить на Элиан доступ внешнего псевдоискусства, иначе мы можем потерять себя.
— Вы уверены в своих словах? — голос императора звучал глухо.
— Полностью.
— Тогда запрещаю! Подготовьте указ и позаботьтесь о его исполнении. С людьми, работающими на станции, проведите разъяснительную работу — они должны четко понимать, что им пытаются подсунуть и насколько это опасно.
— А что у чужаков с верой? — поинтересовался первосвященник. — Кто-нибудь знает?
— Я занимался этим вопросом, — ответил деор Наглеата. — В основном, единобожие, но не похожее на наше. При этом в прошлом часто велись религиозные войны, да и сейчас ведутся.
— Надеюсь, там нет ничего похожего на Карвен?
— Напрасно надеетесь, пресвятой отец. Есть, хоть и не настолько отвратительное. Кархоин, государство воинственных религиозных фанатиков, абсолютно нетерпимых ко всем остальным и полагающих своим долгом перед Всевышним уничтожение ереси, а ересь они видят во всем, что хоть как-то отличается от их воззрений. Впрочем, о том, что там конкретно происходит, мы понятия не имеем — общество абсолютно закрытое.
— Весело... — скривился первосвященник.
— В общем, нас начали методично давить со всех сторон, — подвел итог Сантиар. — Вопрос один: что делать?
Ответом стало тягостное молчание.
— Повторяю, мы были не готовы к контакту с цивилизациями технологического типа, — вдохнул лорд Дай. — Думаю, стоит решать вопросы последовательно. На данный момент для Элиана главное выиграть время. Войны не избежать в любом случае, заявляю это со всей ответственностью, но чем позднее она начнется, тем лучше для нас. Хотя даже в самом лучшем случаи мои прогнозы очень плохие — я не вижу каким образом мы сумеем отбиться.
— Сыграть на противоречиях восьми государств не получится? — взгляд Ланига был тяжелым.
— Только до определенного момента, затем кто-то все же попытается захватить Элиан, невзирая на любые проблемы. Возможно, желающие поживиться сцепятся прямо у нашего порога, но нам от этого легче не станет. Да, Торлайд и Ансалон — монархии, но в каждой из этих стран разные группировки элиты имеют свои интересы, причем эти группировки порой очень влиятельны. Ни император Анасалона, ни кесариня Торлайда не пойдут против своих лордов ради чужой страны, тем более если лорды будут отстаивать интересы собственной. Они охотно бы приняли нашу планету в свой состав, но именно в состав, и никак иначе. И постараются не допустить, чтобы наши знания и возможности получили их враги, даже если это будет означать кварковую бомбардировку Элиана. Иначе говоря, они вполне способны действовать по принципу — не мне, так никому. Поэтому рассчитывать мы можем только на себя.
— Позвольте дополнить, — заговорил молчавший до сих пор аладар Черного Клана. — Ситуация еще хуже, чем вы думаете. Откуда я знаю? Не стану скрывать свои возможности в такое время. Дело в том, что пятеро высших мастеров-некромантов Клана способны снимать маску личности, превращаясь на некоторое время в другого человека и обладая всеми его навыками и памятью. Оговорюсь сразу, с магами и горными мастерами такое не пройдет — человек не должен иметь никакой ментальной защиты, чтобы его память было возможно полностью просканировать. И делается это во время специального обряда, очень жестокого и заканчивающегося смертью жертвы.
— Так вот в чем дело... — протянул Ланиг. — Теперь мне мно-о-огое становится ясным...
— К чему ворошить прошлое, — усмехнулся Виртен. — Сейчас мы все в одной лодке. Если выживем — то все. Погибнем — тоже все.
Глава тайной стражи некоторое время смотрел ему в глаза, затем медленно наклонил голову, признавая правоту этих слов.
— Так вот, — продолжил аладар, — эти пятеро сейчас на станции, они заменили собой высокопоставленных господ пяти стран.
— Но каким образом вы исхитрились провести такого рода обряд на космической станции, где все просматривается аппаратурой? — прищурилась Шен, сама знакомая с некромантией не понаслышке.
— Все просто. Мы поставили свою защиту, темную, сквозь которую способен пройти только наш господин и его ученицы.
— Когда только успели... — пробурчал Ланиг, на что Виртен только загадочно усмехнулся и развел руками.
— Браво! — дважды хлопнул в ладони император.
Аладар слегка поклонился, видно было, что похвала его величества доставила черному удовольствие.
— Кого и из каких стран заменили? — глаза Ланига горели азартом, лорд Дай мало отличался от него, он чуть ли не потирал руки.
— Трупы-то хорошо спрятали? — хмуро спросил не разделяющий общей радости Лек, которого что-то очень беспокоило, но он никак не мог понять, что именно.
— Пепел телепортировали за пределы станции, — лаконично ответил аладар. — А по поводу того, кто, сообщаю: Ристонг Келамари, второй советник посольства Алливии; Рене Шателье, коммандер, приписан к посольству, представитель Ирсен Лайр, службы безопасности Фангоя; Норван Маккентайр, второй святитель посольства Кархоина; Алекс Джермайн, третий секретарь посольства Мервана, работает одновременно на алливийскую и торлайдскую СБ; граф Шинран Тирнах, принадлежит к побочной ветви правящего дома Ансах, Ансалон.
Лорд Дай вдруг сдавленно выругался, помянув дорхота и его бесчисленные половые связи с самыми омерзительными тварями мира. Все удивленно уставились на лощеного аристократа, обычно себе такого не позволявшего.
— Что случилось? — удивленно спросил император. — Лорд Дай?
— Джерман был также моим платным агентом... — нехотя пробурчал тот. — Сколько в него сил и средств было вложено...
— Простите, но он и остался до сих пор вашим агентом, — уголки губ аладара слегка приподнялись.
— Как так?.. — удивился аристократ. — Он же сейчас болтается в космосе в виде праха...
— Дело в том, что вы вербовали уже моего человека.
Почти никто не смог сдержать улыбки, глядя на медленно наливающееся кровью лицо лорда Дая. Таких проколов высокий лорд давно не допускал.
— Он не имел права выдавать себя никому, — невозмутимо пояснил Виртен. То, что он развлекается, было понятно только Леку и Ланигу, да и то по легкому блеску глаз.
— Ясно, — взял себя в руки аристократ. — Хорошо хоть теперь я знаю, кого не стоит вербовать.
— Но при этом любые ваши задания они исполнят, — заверил аладар.
— Хорошо хоть так... — с ноткой сомнения проворчал лорд Дай. — но вы уверены, что ваши люди не провалятся?
— Уверен, — позволил себе почти незаметную улыбку аладар. — Максимум пребывания в личине составил сорок пять лет. Мастер личины надевает на себя чужую личность, как маску, не отличат даже самые близкие люди, плюс к этому, как я уже говорил, он получает все знания и навыки прототипа. Обнаружить его собственную личность невозможно даже при помощи жесточайших пыток, она уходит в подсознание, активируясь только в случае острой необходимости.
— А суперпентотал? — поинтересовался император.
— В случае возможности обнаружения истинной личности мозг мгновенно умирает, реанимировать невозможно, — холодно уведомил Виртен. — А некромантов, насколько мне известно, там нет. К сожалению, мастеров личины в Клане только пятеро, и все они сейчас на станции. Я не знаю, стоит ли им сменить личины по прибытию на родные планеты.
— Разве что через несколько лет, — отрицательно покачал головой лорд Дай. — За побывавшими на станции будут внимательно присматривать различные спецслужбы, и их неожиданное исчезновение вызовет ненужную настороженность, если не сказать больше.
— Нужно продумать, какие именно задачи поставить перед вашими людьми, — заметил Ланиг. — Главное  — каналы связи. Амулеты на межзвездном расстоянии не работают.
— Обычные — нет, — с хитринкой посмотрел на него ректор, — но мы уже разработали новую модификацию. Вот только проверить ее работоспособность возможности пока не было.
— Во время визита на Торлайд проверим, — сообщил император. — Подготовьте партию таких амулетов.
— Сделаю, Ваше величество, — поклонился ар Новейр.
— Итак, господа, с проблемами мы определились, — подвел итог Сантиар. — Теперь необходимо найти пути их решения. У кого какие идеи?
— Ваше величество, — заговорил адмирал, — хотим мы того или нет, но нам нужен боевой флот.
— На данный момент нереально, — развел руками лорд Дай. — Я могу через контрабандистов достать некоторое число кораблей, включая даже крейсер, но это максимум. А у противников есть также линкоры, авианосцы, суперлинкоры и многое другое. Я уже не говорю об обученных экипажах. Вам ли не знать, что корабль без обученного экипажа — груда железа. Да, согласен, что надо что-то делать, корабли все равно придется приобретать, но боеспособными они станут очень нескоро.
— Вы, к сожалению, правы... — нехотя признал Ттин-Штар. — Мы обучаем сейчас людей на базе «Ддин-Рата II», но здесь нужны школы, училища и летные академии с опытными инструкторами. Ничего этого на данный момент у нас нет. Было бы время, я бы предложил выход, но времени у нас тоже нет.
— И какой же выход? — насторожился император.
— Недалеко от Гардианской империи была некая страна, не так давно проигравшая большую войну, она сильно отставала в технологическом плане от всех вокруг, но при этом не желала лишаться своих традиций. Причин конфликта я просто не помню, да они и неважны. Так вот, правительство этой страны разослало по лучшим учебным заведениям наиболее развитых стран талантливую молодежь. За государственный счет. После обучения молодые люди вернулись на родину, и через двадцать лет уже эта страна стала одной из самых развитых в квадранте, опередив в научном плане все другие. Но на это ушло в общей сложности почти сорок лет.
— Этого времени у нас нет... — вздохнул Сантиар. — Но мы будем иметь в виду вашу идею. Благодарю, адмирал. У кого еще есть какие мысли?
— Прежде всего необходимо тянуть время, всеми силами, — сказал лорд Дай, Кертал, Ланиг и остальные «интриганы» согласно кивнули.
— И как можно быстрее выловить чужих шпионов, — добавил глава тайной стражи. — Это моя работа, конечно, но я надеюсь, что уважаемый аладар поможет.
— Безусловно, — подтвердил тот. — Во-первых, я подниму все свои связи в криминальном мире — шпионы не могли там не засветиться, а люди оттуда очень хорошо умеют подмечать мелочи, необычных «гостей» обязательно заметят, а не очень хорошо знающие наши реалии обычными быть не могут. Во-вторых, банкиры и ростовщики — золото из другого мира не может не отличаться от нашего. Здесь мне потребуются связи господина канцлера.
— Без проблем, — отозвался испуганный «радужными» перспективами Ратехи-младший. — Все банкиры и ростовщики обязательно проводят магический анализ поступившего золота. Как только кто-либо заметит что-то странное, я немедленно сообщу вам.
— Еще одно, канцлер, — заговорил император, встав и пройдясь туда-сюда. — Предлагаю ограничить торговлю, приобретая лишь то, что нужно не отдельным людям, а империи в целом. Но это не должно выглядеть государственной политикой. Ваша задача создать бюрократические препоны для товаров массового потребления, которыми мы способны обеспечивать себя сами.
Немного помолчав, он повернулся к ректору:
— Вы же, господин ар Новейр, разработайте план создания необходимого числа специализированных учебных заведений. От флотских до сельскохозяйственных. В тесном взаимодействии с мастером-наставником Керталом.
После чего повернулся к упомянутому:
— Мастер-наставник, нам необходимо как можно больше горных мастеров. Прошу вас поработать над этим вопросом. Пусть каждый возьмет не одного, а как минимум трех учеников. Кто сможет больше — честь ему и хвала. Это одна из важнейших задач на сегодня. Потребуются деньги — берите сколько нужно. Господин канцлер, запросы мастера-наставника удовлетворять в первую очередь.
— Можно набрать немало учеников из орочьих егерей, — произнес Храт. — Они только о том и мечтают.
— Наши лесные стражи тоже были бы рады изучить человеческое воинское искусство, — добавил Фартаэль.
— Охо-хо... — покачал головой Кертал. — Твое величество, не забывай о моем возрасте. Я, конечно, сделаю все возможное, но ты учитывай, что я в любой момент могу копыта откинуть.
— Я тебе откину! — погрозил ему кулаком Сантиар. — После заседания немедленно в таан исцеления! И это приказ.
— Как скажешь, твое величество... — тяжело вздохнул старый мастер, поняв, что на сей раз ему не отвертеться.
— Отец Теларин, — повернулся к первосвященнику император. — Недавно я получил предупреждение от кесарини Торлайда. Она утверждает, что у нас обязательно появятся кархоинские миссионеры. Основные постулаты их религии я передам вам после заседания. Так вот, я хочу, чтобы эти миссионеры, если вдруг появятся, просто тихо исчезали, без всякого скандала и прочей чуши. Слишком жутковатые у них постулаты, хотя проповедовать начинают добро и любовь. Я вообще не хочу о них слышать.
— Мне придется обратиться к ордену святого Даонира за помощью, — недовольно скривился тот.
— Хоть к самому дорхоту! — отмахнулся Сантиар. — Я все сказал.
Лек, до того сидевший в основном молча, внезапно понял, что не давало ему покоя все это время. Он медленно встал и произнес:
— Завещание Элиана... Одно мы слышали. А вдруг есть второе?..
— Так-так-так... — постучал пальцами по столу император. — Это твое знаменитое предчувствие сработало?
— Да.
— Хорошо, тогда немедленно отправляйся в Замок Призраков.
Лек, ничего больше не говоря, поклонился и исчез в телепорте. Все остальные непонимающе смотрели на его величество. Он понял, что обязан как-то объяснить случившееся, но одновременно осознавал, что далеко не обо всем имеет право говорить.
— Дело в том, — заговорил император, — что Элиан Завоеватель оставил скрытые завещания, открывающиеся только в случае, если нашему миру грозит какая-то катастрофа. Откуда, как вы думаете, у нас появилась противокосмическая оборона? Элиан позаботился.
— Значит, есть надежда на... — почти прошептал Ланиг, но этот шепот в наступившей тишине услышали все.
— Есть, — подтвердил Сантиар. — Но это не значит, что мы должны сидеть сложа руки. Первый император и так много сделал. Спасибо ему, что он и о будущем подумал.
Он прошелся вдоль столь стола, остальные провожали его взглядами. Затем отошел к окну, посмотрел на раскинувшийся внизу город, его бесчисленные башни, затем обернулся.
— На этом, пожалуй, пока закончим. Прошу каждого подготовить конкретные предложения. За работу, господа!

ПЕРЕХОД К ГЛАВАМ:

Глава 1 Глава 2 Глава 3